07:44 

Кошмары

Сумасшедший Шляпочник ака Хима
Эдип женился на матери случайно, а потом Фрейду понравилась сама идея.
Название: Кошмары
Фандом: Bleach
Автор: Сумасшедший Шляпочник ака Хима
Бэта: Forever alone! :(
Персонажи: Зангецу/Хичиго/мозг Ичиго, Ичиго/Рукия
Рейтинг: PG-13
Жанр: Гет, Романс, Юмор
Предупреждения: фетиш, ООС (по желанию).
Дисклаймер: герои — Кубо, алфавит — Кириллу и Мефодию, грамматику — Ломоносову, заводы — рабочим, землю — крестьянам, больную фантазию — авторше!
Размер: Мини (1 912 слов)
Статус: Закончен
Размещение:Можно только Fukuda-kun, у неё и спрашивайте!
От автора: Всё начиналось с фразы «Хима, хочу Хичиго с перфоратором», а закончилось как всегда джигурдой и роялем в кустах!:facepalm: Текст не вычитан, тапки принимаются в порядке строгой очереди!

– Эй, старик, как долго ты тут будешь заправлять? – парень в белоснежном кимоно хищно взглянул на собеседника и облизнулся. – Когда ты вернёшь всю силу?
– Когда он будет готов.
– Пф! Как ты достал своим пафосом, старикашка. Здесь чертовски скучно! Мне уже хочется блевать радугой от этих одинаковых и скучных облаков! Здесь как в жопе у меноса – посмотреть не на что! – пустой вздохнул, облокотился на меч и поднялся на ноги.
– Облака прекрасны. В любом случае, всё что угодно, только не дождь, – старик поднял голову к небу.


Ичиго лежал на своей кровати и вслушивался в ночные звуки: вот заскрипели старые половицы на лестнице, вот за окнами проехала машина, вот в шкафу заёрзала Рукия. Стоп! Рукия? Её же подселили в комнату к девочкам. Ичиго, чтобы развеять свои сомнения поднялся с кровати, та облегчённо скрипнула. В следующее мгновение парень резко раскрыл створку шкафа и хмуро уставился внутрь.

Маленькая шинигами действительно, скрутившись в комочек, тихонько посапывала во сне. Маленькая ступня свешивалась с полки. Ичиго хмыкнул и взял маленькую ножку за щиколотку, чтобы вернуть её под теплое одеяло. Тонкая кожа была прохладной и нежной. При желании парень мог полностью обхватить ступню ладонью. Эти ножки не должны гоняться за пустыми, они должны быть обуты в самые дорогие гэта, какие только можно вообразить. Ичиго погладил маленькую щиколотку и, сам не осознавая своего порыва, поцеловал тонкую кожу на ямочке под косточкой. Рукия тихонько вздохнула. Парень, очнувшись, поправил одеяло на девушке и резко задвинул створку шкафа.
Мысли лихорадочно носились в голове и что-то кричали, словно люди на пожаре. Сердце билось где-то в районе горла и норовило выпрыгнуть при неосторожном выдохе. Ичиго не понимал что произошло.


– Кажется, намечается что-то интересное, – пустой засмеялся своим нервным и немного истеричным смехом, – старик, смотри, – белый палец указывал на облака.
Однотипные до невозможности и одинаковые до последнего завитка облака стали разбухать и извиваться, словно изнутри их напитывали влагой, а в следующую секунду на мир обрушилась буря. Ветер, которого здесь никогда не было, молнии, слепяще белые, искристые, кривые, как и дороги судеб, по которым ходят живые существа, и дождь! Бесконечно печальный дождь стальными пулями падал на небоскрёбы, словно жаждал прошить их насквозь.
– Ха-ха-ха-ха-ха! Смотри, старик! Смотри! Здесь ещё никогда такого не было! – пустой высунул свой неестественно синий язык и то ли пытался испить дождя, то ли хотел пробить в нём пару дырок. С этого сумасшедшего станется.
– Я ненавижу дождь, – мужчина поднял глаза в небо и упёрся взглядом в серо-чёрные тучи, которые, словно крышка гроба, давили сверху, угрожая смять под собой всё.

Буря продолжалась третий день и даже пустой устал уворачиваться от молний, используя катану как громоотвод. Старик же был ещё мрачнее обычного, своей угрюмостью он мог бы соперничать с тучами, которые никак не хотели превращаться в привычных одинаковых пушистых барашков.
– Старикан, если ещё хоть одна молния поджарит мне зад, я не знаю что сделаю с этим тупым придурком, – от веселья пустого не осталось и следа. Кимоно висело мокрыми лохмотьями и грозило от такой сырости вовсе сгнить через несколько дней.
– И что ты предлагаешь сделать?
– Притащить сюда его идиотскую задницу и надрать её! Похоже этот идиот ничего не понимает на словах и всё нужно вбивать через пятую точку, – пустой походил на истерящую девушку, которую парень бросил после первой же ночи.

Гениальный план не сработал. Ичиго отмалчивался или же просто кричал, что сам в состоянии справиться со своими проблемами и быстро возвращался в реальность. Справиться со своими проблемами он был явно не в состоянии, потому как буря не намеревалась стихать.
– Эта дурья башка и не собирается решать свои проблемы!
– Похоже, придётся применить крайние меры, – мрачно констатировал мужчина, пристально всматриваясь в глаза пустого.
– Какие же?
– Мы заставим его действовать. Или сведём с ума.
– Старик, ты как всегда доводишь всё до крайностей, но в этот раз я согласен с тобой полностью.

Всю ночь Ичиго снились невероятные кошмары! Дон Канонджи и его отец в балетных пачках танцевали что-то невообразимое под группу Maximum the Hormony, при этом ритм словно отбивали на его собственной голове, так она болела при пробуждении.
Вторая ночь была ещё большим кошмаром: всю ночь Кучики Бьякуя рассказывал Ичиго анекдоты, которые смешными были разве только во времена эпохи Эдо. Но сам капитан шестого отряда так смеялся, что рыжего передергивало от страха. Всё же немногословный и скупой на эмоции Бьякуя был куда как привычнее, нежели этот фантасмагоричный комик.
Дальше больше! Айзен, который отчего-то пытался несколько часов к ряду доказать Ичиго, что он его отец, и после сотой неудачной попытки разрыдался, сел на розового пони и ускакал в закат. После Айзена в сны рыжего проник смеющийся и ласковый Улькиорра, который с улыбкой маньяка-пидофила читал ему сказки и Гриммджоу, ластившийся к нему, требовавший кошачьей мяты и завывающий, «потому, что март на дворе», как он сам объяснил. И через некоторое время Ичиго не удивился, проснувшись от того, что пустой внутри пытался разнести небоскрёбы перфоратором. При этом он постоянно отплёвывался от капель дождя, которые затекали в рот, уши, под отвороты косодэ.

Исполняющий обязанности шинигами не высыпался. Совершенно! Стоило закрыть глаза, как его вновь начинали преследовать выматывающие кошмары. Или того хуже – маленькие ножки Рукии в гэта, выглядывающие из-под слоёв дзюнихитоэ цвета «слива». От этих видений было хуже, чем от всей фантасмагории, которую Ичиго видел вот уже целую неделю по ночам.

Рукия обеспокоенно смотрела на Ичиго. Под глазами цвета шафрана залегли тёмные тени, и без того растрёпанные волосы стояли практически дыбом. Парень вот уже которую ночь пытался бороться со сном. Ни на какие расспросы он не отвечал. Или отвечал хмурыми взглядами и резкими взмахами руками. Его явно что-то разъедало изнутри. Пару раз Рукия пыталась прояснить ситуацию. Неужели он так переживал из-за предстоящей войны с Айзеном? Нет, не может быть. Конечно, Рукия не сомневалась, что Ичиго, так же, как и все остальные, боится предстоящего сражения. Но именно страх за близких и друзей делал его тем, кем он был. Этот страх и стремление защитить всё, что ему дорого и делало рыжего таким сильным. Таким неукротимым. Таким самоотверженным.
– Ичиго, что случилось, – в который раз девушка попыталась подобраться к сути проблемы.
– Всё в порядке, – отмахнулся парень и отвернулся к окну.
– В гроб краше кладут, – усмехнулась шинигами. Она крутанулась на стуле вокруг своей оси, подъезжая к кровати друга, и положила на неё ноги. Из-за открытого окна босые ступни неприятно холодил сквозняк.
Ичиго взглянул на тонкие щиколотки, что показались из-под штанов пижамы, задержал глаз на маленьких пальчиках, что поджались от холода, и ему нестерпимо захотелось сжать в ладонях эти маленькие ступни. Парень нервно сглотнул и вновь отвернулся к окну.
Чёртов Айзен никак не хотел волновать парня (разве что исключительно в кошмарах), а вот маленькие ножки Рукии заставляли его мысли метаться, горло сохнуть, а ладони потеть. И от того, что парень не понимал собственных реакций, хотелось выть и биться головой о стену.

Ичиго, конечно, не был идиотом и прекрасно понимал, что между мужчиной и женщиной может быть не только дружба. Да и откуда дети берутся, тоже не было для него секретом. Но от того, как остро он реагировал на отдельные части тела маленькой шинигами приводило его в ужас и смятение. Он чувствовал себя каким-то редкостным извращенцем. И это не прибавляло ему уважения в собственных глазах. Все его ровесники засматривались на большую грудь, кто-то на широкие бёдра и упругие ягодицы, но никто никогда не говорил, что его заводят девчачьи ступни. А Ичиго заводят. И ему хочется схватить своими большими, мозолистыми, от постоянных тренировок с мечом, руками тонкие щиколотки, целовать маленькие пальчики, проводить губами по ступне, очертить языком свод стопы, массировать пальцами мыски, покрывать их поцелуями, жадно ласкать каждый миллиметр кожи, поднимая ласки всё выше.

– Ичиго! Ичиго, ты меня вообще слышишь? – Рукия коснулась руки парня и заглянула ему в глаза. Его состояние начало её действительно пугать.
– Что? – буркнул парень, отрывая взгляд от ног девушки.
– Я волнуюсь за тебя! Последнюю неделю ты сам не свой!
– Я просто плохо сплю. Кстати, почему ты не ночуешь в комнате девочек? – Ичиго постарался как можно суровее посмотреть на шинигами.
– Просто… – Девушка замялась, – просто у тебя в шкафу привычнее.
И пахнет тобой, чуть не ляпнула девушка, но вовремя прикусила язык.
– Со мной всё хорошо, просто нужно нормально выспаться.


– Эй, старик, если мне в очередной раз нужно будет явиться ему в пачке или скакать в закат на пони, я лучше просто его убью, – устало вздохнул пустой.
– Если этот дождь не прекратиться, я сам вышибу всю дурь из него.
– Ладно, он уснул, пора приступать к действиям. Сегодня сон придумываю я, – хищно улыбнулся пустой.

Ичиго ворочался во сне, сжимал влажными ладонями одеяло, тихо постанывал, и Рукия не могла уснуть в своём любимом шкафу. Прекрасный сон, в котором она вместе с Чаппи пила жасминовый чай в тени раскидистого платана улетучился, оставляя после себя лишь послевкусие неудовлетворённости.


Так продолжаться не могло больше. Ичиго стоически вынес Айзена на пони, отца в пачке, Кучики с его бородатыми шутками, мяукающего Гриммджо, рассказывающего сказки Улькиорру, но последнее было слишком! Слишком для его несчастного уставшего без сна и отдыха мозга. Но увидеть Рукию со стропоном в руках, затянутую в красный латекс и возле неё краснеющую и бросающую на неё пошлые взгляды Орихиме, на которой из одежды были несколько полосок черного латекса и поводок, который был пристёгнут к поясу Тацуки, на которой, к слову, был только этот самый пояс, было за гранью добра и зла!
– Нет! – Ичиго проснулся от удара об пол. Его всего колотило, а лоб и спину заливал холодный липкий пот. Отвратительное утро очередного отвратительного дня.

– Ха-ха! Кажется, мой сон был самым убедительным, – пустой залился истеричным смехом.
– Ох уж эти юношеские фрустрации на фоне неудовлетворённого либидо. Хоть бы о чём другом подумал, – устало вздохнул мужчина и как-то с жалостью посмотрел на парня в белом кимоно.
– Хватит! Хватит этих кошмаров! Я не могу спать! Это невыносимо! – Ичиго схватил свою «тёмную» копию за отвороты косоде и стал трясти.
– Ты сам виноват, мешок с дерьмом! Посмотри во что ты превратил это место! – пустой вырвался и жестом пригласил рыжего оглядеться вокруг.
Буря не прекращалась уже вторую неделю. Ветер остервенело бросал пригоршни дождя в лицо, молнии то и дело норовили поджарить мужчину и его белокожего компаньона, а небо вот-вот готовилось рухнуть вниз.
– Ты понимаешь, что твоё смятение и страх приносят хаос в твою душу!
– Старик, я говорил сотню раз, что сам разберусь с этим.
– Глупый мальчишка!
– Если ты не прекратишь это, то каждая твоя последующая ночь будет ещё страшнее, чем предыдущая! – рассмеялся пустой, опираясь на огромный перфоратор.
– Хорошо, я скажу Рукии это! – взвыл Ичиго, понимая, что эту войну ему не выиграть.

– Скажешь мне что? – Рукия стояла в дверном проёме, прижимая к груди огромный альбом, заполненный её отвратительными рисунками.
Ичиго, не понявший в какой момент вновь оказался в реальности, густо покраснел и готов был сию же секунду забрать свои слова назад. Но он мужчина, а мужчины не берут свои слова обратно. Мужчины просто немножечко меняют значения слов.
– Твои Чаппи… Они стали не такими ужасными, как раньше, – Ичиго нервно сглотнул и забрался на кровать.
– Правда?
– Конечно, лет через десять ты, наконец-то, научишься их рисовать, – улыбнулся парень.
– Ичиго! – взвыла Рукия и приложила исполняющего обязанности шинигами толстым альбомом по голове.

– Старик, кажется, этот трус никогда не сподобится сказать ей.
– Тогда нам придётся возобновить курс терапии, – мужчина недобро улыбнулся и оперся рукой на перфоратор.
– Теперь его жизнь превратится в ад, – пустой рассмеялся и подхватил на плечо свой рабочий инструмент, – ему не сбежать!


Но помощь пришла откуда не ждали. Арранкары вторглись в Каракуру гораздо раньше, чем все рассчитывали. А похищение Орихиме вообще задвинуло все мысли Ичиго на второй план. Он был обязан спасти подругу, ведь именно он пробудил в ней скрытые силы, именно он втянул её в эту войну пустых и шинигами.

– Старик, а дождь-то прекратился.
– Да. Только теперь у нас гораздо более крупные неприятности.
– Ха-ха-ха-ха! Это ерунда! Неприятности начнутся, когда всё вновь придёт в норму и ничто не будет его отвлекать от пошлых мыслишек! – пустой заливался смехом.
– У этой девочки действительно красивые стопы, – серьёзно произнёс мужчина.

@темы: фанфикшен, гет

   

Bleach - Soul Society

главная